sankcii

Минэкономразвития оценило ущерб России от внешних ограничений в $6,3 млрд. По нынешнему курсу ЦБ это 415,8 млрд рублей. Речь идет о санкциях, пошлинах и других мерах, препятствующих поступлению российских товаров на экспорт. Лидерами по количеству введенных мер стали Евросоюз, США и Украина. Всего в отношении российских товаров было введено 159 ограничений 62 странами.

Российские ответные меры изначально были направлены на то, чтобы симметричным способом ответить странам Запада на введение против России санкций. Поначалу даже казалось, что, запретив импорт польских яблок, швейцарского сыра и немецкой курятины мы можем если не наказать западный бизнес, то хотя бы нанести ему существенный урон. Желание вполне объяснимое — они первые начали и было бы здорово проучить их.

В итоге так и вышло. ООН оценила потери стран, которые наложили ограничения на Россию и взамен получили от нас контрсанкции, в $100 млрд. Сумма несопоставимая с российской — ущерб, который понесли государства, вводившие против нас те или иные меры, в 15 раз больше. Однако нельзя не признать, что и нам наши контрсанкции в отношении Запада доставили хлопот.

Когда мы вводили ограничительные меры, мало кто принимал во внимание два существенных фактора. Первый — степень вовлеченности в мировую торговлю России по сравнению со странами Запада, где взаимодействие крайне тесное, а возможности для поиска альтернативных рынков сбыта на порядок выше, чем у нас. Второй — структура российского импорта в те страны, которые мы решили наказать. Поэтому даже можно понять, что на первом этапе этого противостояния Россия действовала не всегда эффективно, ограничивая ввоз товаров, производство которых у нас или вовсе отсутствует, или качество соответствующей продукции заметно уступает западному. И речь не о «пармезанах», а о значительной части товаров первой необходимости.

Однако довольно быстро пришло понимание, что ответные действия должны быть продуманными и носить такой характер, который бы не позволил нанести вред самой России. Об этом неоднократно говорил президент и соответствующие выводы из его слов были сделаны. При этом никто не отменял и ускоренного импортозамещения. Оно проявилось в основном в сельском хозяйстве — эта отрасль более гибкая, с четко выраженным и прогнозируемым производственным циклом, относительно коротким логистическим плечом. К тому же климатические условия вполне благоприятствуют развитию сельхозпроизводства в нашей стране, странно было бы этим не воспользоваться.

Тем не менее следует понимать: несмотря на то что на начальном этапе противостояния России и стран Запада основной урон был нанесен отечественному бизнесу, иностранные компании (в первую очередь аграрии) ощутили серьезные проблемы со сбытом своей продукции. В результате они нашли новые рынки сбыта, однако перед этим им пришлось сокращать производство, увольнять сотрудников и чуть ли не закрываться самим.

Сейчас руководством нашей страны взят курс на то, чтобы ответные контрсанкции были в основном направлены не на запрет ввоза тех или иных продуктов, а на развитие собственного производства. Такой подход позволит сделать российскую экономику устойчивой к внешним шокам.

Хотя большая часть из введенных с 2014 года запретов не отменена и сохраняется по сей день. Разве что за исключением временных, как, например, сейчас произошло с мясом птицы, эмбарго на поставку которого было снято с 15 стран ЕС из-за птичьего гриппа. Но это мера «техническая», как заявили в Росельхознадзоре, и сугубо временная.

Сегодня мы занимаемся налаживанием активных торговых связей со странами, которые не вводили против нас санкций, — например, с Китаем. Это, вкупе с формированием существенных по объему золотовалютных резервов, должно способствовать усилению устойчивости отечественной экономики и созданию основ для постепенного снятия взаимных санкций в дальнейшем.

90 View