foto_11Рассуждения о распределении выгод и издержек от веденных правительством ограничений поставок продовольствия из стран Евросоюза можно дополнить еще одним пунктом. Он очевиден, работает на стороне издержек, но почему-то проигнорирован аналитиками. Речь идет о нерегистрируемом (сером или даже черном) импорте продовольствия, который можно оценить в -4 млрд ежегодно

Такие оценки — результат простой арифметики, складывающейся из зеркальных подсчетов потерь от введенных Россией санкций. Их в ЕС обозначили в млрд исходя из данных экспорта продовольствия в РФ, а в самой РФ — в сумму от млрд (согласно статистике ФТС за 2013 год) до ,5-10 млрд по расчетам Raiffeisen Research и ING Eurasia (правда, с учетом импорта продуктов с Украины).

Проблему черного и серого продовольственного импорта в РФ трудно назвать надуманной. Всерьез озаботившись ею в 2013 году, аналитики Российского зернового союза (РЗС) обнаружили, что за несколько последних лет она стала напрямую отражаться на благополучии отечественного агропромышленного комплекса. Из порядка 0 млрд внутреннего потребления товаров (при доле отечественного производства на рынке до 87% и ежегодном импорте в млрд за вычетом наценок оптового и розничного звена) импортного продовольствия потребляется не менее чем на 0 млрд, подсчитывал глава РЗС Аркадий Злочевский. Соответственно, до млрд потребляемого импортного продовольствия либо не декларируются на таможне, либо проходят границу по заниженнойтаможенной стоимости («товары прикрытия»), либо «теряются» при транзите; в цифре есть, и доля «челноков», и приграничного завоза товаров физлицами, но вряд ли она составляет даже 10% от фантастической цифры млрд в год — даже если она вдвое превышает реальную.

Самая уязвимая для России позиция в списке — говядина и свинина (собственное производство мяса — 70% потребности внутреннего рынка, импорт 2013 году составил ,7 млрд), и теоретически усилия Северо-Западной таможни, через которую в РФ идет значительная часть мясного импорта, и таможен на западных границах РФ, призванных не допустить импорт «запрещенных» товаров из-под санкций, могут привести к закрытию мясокомбинатов, товарному голоду и социальным потрясениям.

Но зная, что объем, как бы это сказать мягче, внетаможенных продовольственных операций только из ЕС сейчас составляет не менее трети от санкционного, а всего в год вне таможни проскакивает в Россию в несколько раз больше продовольствия — стоит ли сомневаться в том, что проблема дефицита будет решена в течение нескольких месяцев переклейкой этикеток с раздачей взяток? Не знаю, правда, хорошие это новости или плохие. Смотря для кого.

Алексей Шаповалов

Коммерсант

1409 View