import21Одну из излюбленных тем народных избранников — перспективы импортозамещения в России обсудили в среду в Госдуме с участием главы Минпромторга Дениса Мантурова. Простуженным голосом он проинформировал депутатов, что экономический спад в итоге добрался и до российской промышленности. «За последние четыре месяца факторы кризиса проявились в полной мере», — посетовал министр. Только в обрабатывающем секторе падение составило около 3%. Однако государство не собирается отказываться от планов по импортозамещению, заверил Мантуров

Это слово стало модным с тех пор, как летом 2014 года против России ввели западные санкции из-за событий на Украине. Но лишь совсем недавно чиновники все-таки начали постепенно переходить от слов к делу. Так, в оборонно-промышленном комплексе, наконец-то, утвердили планы-графики по замене импортных комплектующих российскими аналогами. В гражданских секторах промышленности также подготовили 20 отраслевых планов, в которые включили более двух тысяч наиболее приоритетных позиций, рассказал глава Минпромторга.

«Особое внимание будет уделяться критически важным отраслям», — заявил Мантуров. В их число попало и нефтегазовое машиностроение, зависимость которого от импортного оборудования может быть преодолена через два-три года (к этому сроку российские промышленники рассчитывают сами производить как минимум половину из 43 необходимых видов оборудования).

Помощь отечественным производителям решено оказывать и через специально созданный Фонд развития промышленности. «Там уже получили свыше 800 заявок на сумму более 280 млрд рублей, но фонд пока отобрал проекты только из шести регионов на сумму 2,2 млрд рублей. При этом совокупный объем инвестиций по этим проектам будет в три раза выше, чем бюджетные кредиты», — рассказал министр.

Деньги выделят на финансирование наиболее значимых проектов, среди которых Мантуров назвал подготовку производства фармацевтических субстанций для лекарств от туберкулеза, ВИЧ и онкологических заболеваний, создание не производящейся пока в России линейки дизельных двигателей, а также выпуск цистерн из композитных материалов для перевозки продуктов химии и нефтехимии.

Между тем, суммарная стоимость всех проектов импортозамещения составит около 2,5 трлн рублей, подсчитали в Минпромторге. Депутаты такой цифре не удивились с учетом того, что только в ВПК стоимость гособоронзаказа оценивается на 2015 год почти в 1,9 трлн рублей. Мало того, некоторые из них считают, что именно стратегически важные отрасли, к которым и относится ВПК, должны стать «основным полигоном для импортозамещения».

«Тотальное импортозамещение нам не нужно, это и невозможно — ни одна страна мира не обходится только своими ресурсами или своей компонентной базой», — заявил на заседании единоросс Владимир Гутенев. Депутат призвал создать «разумный баланс между импортозамещением и международной кооперацией». «Значительная же часть проектов импортозамещения в стране должна быть реализована только при наличии у них экспортного потенциала», — убежден парламентарий.

Однако в Минпромторге заинтересованы в том, чтобы насытить отечественной продукцией внутренний рынок. Один из механизмов — система госзакупок, когда предпочтение отдается «своему». «Мы заинтересованы в том, чтобы импорт закупался как можно меньше, а лучше, чтобы вообще не закупался», — сказал Мантуров. Правда, пока, судя по его словам, это невозможно, поэтому сейчас импорт ограничивается только «по той номенклатуре, где у нас есть конкурентная промышленная продукция и новые образцы, которые будут закупаться госучреждениями и госкомпаниями», пояснил министр. По его словам, перечень довольно широкий, а среди приоритетов — закупки российской фармпродукции и дорожно-строительной техники.

Впрочем, «эсер» Михаил Емельянов полагает, что на деле не все так гладко, как описывает министр. «Есть много лазеек, чтобы обойти требование о приоритете отечественных товаров при госзакупках, и, по моей информации, например, в нефтеперерабатывающей отрасли доля отечественных закупок действительно выросла с учетом услуг с 3 до 40%, а вот в угольной промышленности по-прежнему велики закупки по импорту», — обрисовал ситуацию Емельянов.

Депутат считает, что девальвация рубля подарила хороший шанс на возрождение промышленности, но дело испортили Минфин и ЦБ, которые «не смогли насытить экономику дешевыми кредитами и тем самым спровоцировали спад в промышленности».

Дело дошло до того, что проблемы с деньгами возникли, в том числе и у госкомпаний. По словам Мантурова, вливания еще не закончены — так, не исключено, что уже в ближайшее время будет принято решение о докапитализации на 30 млрд рублей Государственной транспортной лизинговой компании. От государственных субсидий и льгот плотно зависят и другие отрасли — сельхозмашиностроение, авиастроение, автопром и т.д.

Аудитор Счетной палаты Серей Агапцов связывает проблемы со слабым притоком в промышленность частных инвестиций. По его словам, не восприимчива российская экономика и к инновациям. «Минпромторг каждый год тратит на НИОКР большие деньги, в 2014 году это 76,3 млрд рублей, а востребованным оказались исследования всего на 7,5 млрд рублей», — сообщил аудитор.

Отсутствие спроса на российские изобретения подтвердили и в КПРФ. «Изобретатели десятками сюда в Думу приходят и никому не нужны, они бесхозны. Хотя я знаю одного, который изобрел заменитель бетона, используемый при захоронении ядерных отходов. Он в сотни раз более надежен, чем использующийся сейчас, и если бы его дать японцам, у них бы не было проблем с Фукусимой», — заявил коммунист Владимир Собко.

Остальные депутаты также призвали перестать гоняться за западными технологиями и начать придумывать свои. «Сто лет назад большевикам продавали на Западе за золото и хлеб станки. А теперь мировые буржуи стали умнее и продают только растиражированные технологии. Так что у России нет надежды на мировую конгломерацию — надо развивать свое, иначе останемся страной, формирующей бюджет из углеводородов», — поставил точку в дискуссии либерал-демократ Сергей Жигарев.

Росбалт

942 View